НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ПОТРЕБНОСТЕЙ ЧЕЛОВЕКА И ОБЩЕСТВА

Человек, его поведение, потребности, счастье.

© НИИ потребностей человека и общества. Частичная или полная перепечатка любого текста с сайта допускается только с указанием гиперссылки: NII-chel.ru (в интернете) или текстовой ссылки: НИИ потребностей человека и общества, сайт: NII-chel.ru (в печати).

Практика НИИ по предотвращению разводов

Как победить разводы

В 2010 году количество разводов, зарегистрированных в Калужском ЗАГСе, сократилось по сравнению с 2009 годом на 13%, тогда как количество зарегистрированных браков только возросло.

Пользу от такой позитивной динамики трудно переоценить. Развод, в большинстве случаев, – большая трагедия для семьи, крушение надежд, тяжелая психическая травма, нередко влекущая стрессовые заболевания супругов и детей. И то, что таких трагедий стало в Калуге на 13 % меньше – в значительной степени результат действия социальной программы «Семейное счастье – в каждый дом!», четвертый год реализуемой Калужским управлением ЗАГС совместно с психологической службой НИИ потребностей человека и общества.

Руководство, сотрудники Калужского ЗАГСА неравнодушно относятся к людям и не ограничивают свои функции простой регистрацией разводов. Как видим, достаточно проявить участие, внимание и оказать небольшую психологическую поддержку, чтобы уберечь многих супругов от поспешного расставания.

Причины разводов, в подавляющем большинстве случаев, чисто психические. Многие из них вполне устранимы при квалифицированной помощи. Люди разводятся, в основном, из-за психической несовместимости. А она поддается коррекции, если, конечно, у супругов есть желание сохранить семью.

Такое желание, обычно, присутствует у обоих, но женщины более склонны переступать через него и первыми устремляются в отдел регистрации разводов. Как показывают наши исследования, именно жены, а не мужья гораздо чаще выступают инициаторами разрушения семьи. Подробный анализ причин такого поведения потребовал бы отдельной психоаналитической статьи. Если говорить кратко, то проблема, нередко, кроется в комплексе неполноценности и попытке его компенсировать – смягчить психический дискомфорт от него. Инициируя развод, женщина повышает свою самооценку, избавляя себя от значительной части душевных страданий, сопровождающих надвигающуюся (и «неизбежную», как ей кажется) семейную катастрофу.

Вообще, с научной точки зрения, семья – «продукт творчества» скорее женщины, чем мужчины. Женщина заинтересована в институте семьи гораздо больше: именно ей природа отвела роль матери, ей предстоит рожать детей и нести главную ответственность за их выращивание. А дело это трудоемкое, затратное и без внешней помощи чреватое дефектами развития малыша: физическими и психическими. Создавая семью, женщина получает помощника в лице мужа.

Мужчины же, как известно, не очень-то жаждут жениться и, нередко, ведут себя в семье сравнительно пассивно. Многие из них сами не против играть роль «старшего ребенка», а не главы семейства, не «творца» семьи и, тем более, не ее разрушителя. Даже если мужчину многое не устраивает, он скорее запьет или «загуляет» но не выступит инициатором развода. Мужчинам не свойственно отвергать женщин первыми по биологическим причинам. Это противоречило бы их врожденному половому поведению, главный лозунг которого: «ни одна женщина лишней не бывает!»

Поэтому можно утверждать, что распад семьи – фиаско данной женщины, свидетельство ее психической слабости, неуспешности в личной жизни. И помощь в сохранении ее семьи от развода нужна именно ей.

Наши многолетние исследования семейных конфликтов и разводов, проводимые при поддержке Калужского ЗАГСа, привели к 2 основным выводам:

  1. Создание, а главное - сохранение семьи – достаточно сложный вид деятельности. «Держать семью» нелегко! Если мы хотим, чтобы молодые, да и зрелые люди были здесь успешны, мы должны их специально заранее готовить к роли мужа и жены почти так же, как готовят специалистов любого сложного вида деятельности! Психологию семейной жизни надо, несомненно, снова вернуть в школы в качестве значимого предмета для старшеклассников. И разводов станет на много меньше.
    Не стоит в этом деле уповать на родительские семьи. Они далеко не всегда показывают своим детям хорошие примеры. Что подтверждается вторым нашим выводом.

  2. Разводы склонны «передаваться по наследству»!  Обычно – по «женской линии». Разумеется, здесь работает не генетический механизм передачи, хотя некоторые врожденные психические качества (у обоих полов) могут косвенно способствовать «разводимости». Механизм передачи склонности к разводу от матери к дочери – психический. Он плохо осознаваем девушкой, женщиной и прячется в ее подсознании в виде психической травмы от …  развода ее родителей! Внешне эта психическая травма чаще проявляет себя уже во взрослом возрасте как полный или частичный (в легких случаях) «запрет» на личную жизнь.

    Число и болезненность супружеских конфликтов в семье такой женщины ощутимо выше. Риск развода больше, а желание выступить его инициатором у нее особенно велико. В тяжелых случаях, для нее становится невозможным не только сохранение, а даже само создание собственной полноценной семьи! Тогда, независимо от внешней привлекательности, она обречена на одиночество.

  В настоящее время мы уже хорошо изучили этот психический «венец безбрачия» (по терминологии гадалок) и разработали целый арсенал психологических методов его коррекции. Практически все женщины и семейные пары, обращающиеся в наш консультационный центр перед разводом, получают необходимую помощь для сохранения семьи и повышения качества своей семейной жизни. Если, конечно, не ленятся думать и действовать, соблюдая наши рекомендации.

В качестве первого шага мы, обычно, предлагаем супругам содействие в заключении семейного договора. Он имеет свои психологические особенности и специальные разделы, призванные уменьшить число семейных конфликтов и резко снизить их остроту. Семейный договор не следует путать с брачным контрактом, предусмотренным законодательством и заключаемым у нотариуса. Юридической силы семейный договор не имеет, в суд с ним не пойдешь. Но у него совсем другое назначение – обеспечить спасение семейного союза и сделать семейную жизнь предсказуемее и комфортнее для супругов и их детей. Сила договора – в желании обоих супругов сохранить семью.

В тех случаях, когда правильно составленный семейный договор не дал хорошего эффекта (одному из супругов или обоим какая-то непонятная им самим психическая сила не дает его соблюдать), мы предлагаем им более глубокие методы индивидуального психоанализа. Здесь, обычно, и выявляются корни всех семейных проблем. Что позволяет их устранить путем изменения ошибочного мировосприятия супругов.

Если эту работу развернуть в массовом масштабе, то количество разводов (с учетом возобновления школьного курса психологии семейной жизни) можно свести к невероятным по сегодняшним меркам цифрам в 10 – 20 %% от числа заключенных браков. То есть снизить в 3 – 6 раз!

Но для достижения такого результата свой вклад должны внести все «причастные» институты общества: школы, ЗАГСы, психологические центры. Меньше равнодушия к людям, больше компетентного участия в их судьбе – вот и все, что требуется от нас.

Если говорить о ЗАГСах, то современные подходы предполагают, что среди сотрудников, регистрирующих разводы, совсем не плохо иметь специалистов с дополнительным психологическим образованием. Или, по крайней мере, - не испытывающих того огромного «суеверного страха» перед психологом и психологической помощью, который пока еще очень широко распространен в нашем обществе.

Страх перед психологом – отдельная проблема, едва ли не самая главная для супругов, оказавшихся на грани развода: страдающих от бесконечных, «непонятных», но очень болезненных конфликтов. Каждый очередной семейный конфликт наносит новую глубокую душевную травму. И эти травмы суммируются в психике! Даже, когда вам кажется, что конфликт давно забыт – это иллюзия. Память о нем «бережно» хранит наше подсознание и, при очередной ссоре, немедленно извлекает из своих бездонных глубин. И тогда супруги начинают перечислять друг другу все прежние обиды, демонстрируя невероятно хорошую память на плохое. Продолжение такой семейной жизни становится буквально опасно для их здоровья, так как каждый из них превращается для другого в источник повышенного стресса. Причем, непрерывного – они же видят друг друга ежедневно, живут под одной крышей. А непрерывный, затяжной стресс – главный «поставщик» всех современных массовых заболеваний: сердечно-сосудистых, онкологических, пищеварительных и других.

Казалось бы, супругам давно пора обратиться к квалифицированному психологу, психоаналитику. Если сами не могут вскрыть и устранить плохо осознаваемую и явно психическую проблему, то почему бы ни привлечь специалиста? Они же не выбрасывают забарахливший холодильник или стиральную машину, а спокойно вызывают мастера! Это наиболее рациональный для супругов, выгодный во всех отношениях шаг. Но для большинства наших граждан этот путь «наглухо» закрыт … паническим страхом перед психологом. Страхом, идущим из того же подсознания (этого «ребенка» внутри нас) безбожно путающего психолога с психиатром. Слова очень похожи, а наше подсознание вообще плохо разбирается в терминах. Что психолог, что психиатр – ему все равно. Общий корень у этих слов – «псих» - вызывает панику, мысли о психиатрической больнице с решетками на окнах и о ее буйных пациентах. «Что я – псих, чтобы идти к психологу!» - убежденно говорят супруги друг другу и идут … в ЗАГС – разводиться. Другого выхода они не видят.

И именно здесь, в ЗАГСе профессиональные и неравнодушные сотрудники отдела расторжения браков, по-хорошему, должны были бы спросить их: «Вы что – психи, что пришли разрушить свою семью, даже не попытавшись испробовать элементарных и общедоступных способов для ее спасения?!» Или в более мягком варианте - поинтересоваться, а были ли супруги у психолога? А подтвердил ли им психолог, что они безнадежно несовместимы и единственное спасение – развод? А сообщил ли им психолог, что развод – тяжелая душевная травма, от которой больше всего страдают самые беззащитные члены семьи – маленькие дети? А знают ли они, что разводы именно так и передаются «по наследству» - через расставание родителей? А готовы ли они отвечать за такой удар по будущей личной жизни и личному счастью своих детей? А простят ли их дети за такой «подарок», особенно когда вырастут? К слову сказать, редкая дочь прощает свою мать за развод, отнявший у нее папу, которого, обычно, девочки очень любят и не собираются оставаться без его тепла, внимания и заботы. Он нужен им всегда, ежедневно, здесь и сейчас! А не иногда, «по большим праздникам».

От позиции сотрудников ЗАГСа слишком многое зависит, чтобы они могли позволить себе «удовольствие» молча и равнодушно «штамповать» необоснованные разводы. В советское время это, как ни странно, хорошо понималось на всех уровнях власти. ЗАГСам директивно было запрещено оформлять развод без справки от психолога! Конечно, в то время психологическая наука была в нашей стране довольно слаба (впрочем, и сейчас она не везде сильна), но сам подход был, на наш взгляд, абсолютно верен. Слишком опасен, слишком травматичен развод, чтобы решение о нем можно было целиком переложить на плечи супругов - дилетантов, к тому же панически боящихся психологов.

Проявить участие и помочь супругам преодолеть пустые страхи перед психологической помощью – вот, по нашему мнению, важный гражданский долг работников соответствующих отделов ЗАГСов. Это не занимает много рабочего времени, не требует специальных знаний, но предполагает высокую ответственность, а главное – современное мировоззрение и отсутствие у самих сотрудников пресловутого страха перед психологом. Иначе своим страхом они будут только «заражать» супругов, а не избавлять их от него.

В идеале, при каждом ЗАГСе должна быть квалифицированная психологическая служба, качественно и профессионально выполняющая свою работу. В этом отношении Калужский ЗАГС вполне может служить примером современного ответственного подхода к людям.

 Совсем хорошо было бы в той или иной форме восстановить советское правило – развод только через психолога! Особенно, если в семье есть маленький ребенок.

Такие разводы сегодня проводятся в судебном порядке. Но наша практика показывает, что судьи – очень плохие психологи (да простят они нас за эту прямоту и согласятся с нею – психология не их профиль, они – юристы). Суды, увы, штампуют разводы как горячие пирожки, не заморачиваясь психологическими проблемами супругов и их детей. Суды перегружены делами, а Семейный кодекс не требует от них прямо, твердо и однозначно обязательного назначения  психологической экспертизы обоснованности развода. Поэтому она им кажется излишеством, своего рода «юридической роскошью»!

Опыт нашего НИИ по взаимодействию с судами в вопросах расторжения браков показывает, что по ряду веских причин суды решают эти дела крайне поверхностно и формально, не давая себе труда вникнуть в психологическую сущность этой … чисто психологической проблемы. Разводят всех и всегда! Не отказывают никому! По сути, суды неизменно идут на поводу у эмоций (аффектов!) супругов, забывая, что ответственность при аффекте (бессознательном эмоциональном поведении) практически отсутствует или чисто символична, так как «человек не ведает, что творит!»

Получается, что супруги, часто не ведая, что они творят, разводятся в состоянии затяжного аффекта (вызванного семейными ссорами), а суды закрепляют это бессознательное поведение своими решениями! Круг «бессознательности и неведения» замыкается судебным решением о расторжении брака. Как видим, и в этой сфере наши суды оказываются «не на высоте».

В свою очередь, ЗАГСам ничего не остается, как только «дооформить» документально такое решение суда. Не подчиниться ему ЗАГС уже не может. Но даже в этой ситуации, по нашему мнению, сотрудники ЗАГСов поступали бы более ответственно и человечно (в противовес «бездушной судебной машине»), если бы напоминали супругам об их правах! Включая полное право посетить психолога, прежде чем выполнять (возможно, ошибочное) решение суда о расторжении их брака.

 Вообще, гораздо логичнее «судебный развод» как явно формальное, утратившее на практике всякий смысл мероприятие заменить на квалифицированную психологическую помощь при решении вопроса о расторжении брака. Расходы супругов заметно сократятся, затраты времени уменьшатся, а польза возрастет. Множество семей будет сохранено.

 Сами суды, вероятно,  такое предложение поддержат: разводы они воспринимают как лишнюю, не свойственную им обузу. И действительно, расторжение брака не относится ни к «правонарушению», ни к «гражданскому спору», неразрешимому без суда. Развод навязан судам явно по ошибке законодателей. Законодатели так «позаботились о людях»!

Как видим, различных проблем, касающихся профилактики разводов, много. А реальной помощи, для предотвращения распада семьи, супруги получают мало. И работы по улучшению ситуации для участников этих процессов хватает. Наш НИИ потребностей человека и общества, со своей стороны, готов оказывать методическую и даже организационную помощь всем лицам, заинтересованным в увеличении числа счастливых семей  и уменьшении количества необоснованных разводов.

© Королев В. Б.